Клубы Турниры Тренеры Специалисты Организаторы Фотогалерея Контакты Главная  енн сные к  бы    н  ы Иг ок   ене ы   ец    сты О г н   то ы Фотог  е ея    г  вн ю Конт кты  енн сные к  бы    н  ы Иг ок   ене ы   ец    сты О г н   то ы Фотог  е ея    г  вн ю Конт кты Теннисные клубы Турниры Игроки Тренеры Специалисты Организаторы Фотогалерея Форум Контакты На главную Теннисные клубы Турниры Игроки Тренеры Специалисты Организаторы Фотогалерея Контакты Форум На главную
 
Встречи с чемпионами бывшего Союза
Нугзар МДЗИНАРИШВИЛИ*

Испытаньем иноходцу служит дальняя дорога,
Игроку удар искусный, если мяч рассчитан строго.
Угадав свою ошибку, он попятится обратно
И, геройски в мяч ударив, победит неоднократно.


(Шота Руставели)

Встречи с чемпионами бывшего Союза

За короткий срок мне удалось встретиться почти со всеми ведущими теннисистами Советского Союза. Парадокс, но соотношение в счете с ними, кроме Томаса Лейуса, Николая Озерова и Андрея Потанина, было либо равным, либо в мою пользу.

Несмотря на поражение от Николая Озерова в 15 лет, эта единственная наша встреча была для меня полезной и почетной. Мастер-класс от Озерова в Батуми, во время зонального чемпионата Советского Союза, я запомнил на всю жизнь - его пушечная подача, когда его ракетка разгонялась против часовой стрелки по дуге и «выстреливала» как Ниагарский водопад. И удар справа, который у Николая Озерова был подавляющим, когда он наклонялся всем корпусом навстречу летящему мячу. Каждое очко Николай Николаевич пытался завершить, максимум, в один–два удара.

Вот как описала нашу встречу газета «Батумский рабочий»: «...Многочисленные зрители горячими аплодисментами встретили появление на площадке заслуженного мастера спорта, неоднократного чемпиона страны Николая Озерова. Его противником был один из самых молодых теннисистов Грузии, пятнадцатилетний Нугзар Мдзинаришвили. В этой встрече молодость была противопоставлена опыту. Победу со счетом 6:3, 6:0, 6:4 одержал Н.Озеров».

Тоже могу сказать и о первом матче с многократным чемпионом Советского Союза Сергеем Сергеевичем Андреевым. Мне было лишь 16 лет, и я получил «урок» мастера на турнире сильнейших теннисистов СССР в Тбилиси. Сергей Андреев играл невероятно надежно с задней линии за счет набитости ударов и обладал набором хитросплетений комбинаций. И всегда концовка очка у Андреева подразумевала атакующий выход к сетке и игру слета не силой, а по месту. Общий счет наших встреч 2:2.

Особенно драматичным выдался матч между нами в Таллинне на зимнем чемпионате Союза 1963 года. С.С. Андрееву только присвоили звание заслуженного мастера спорта. В пятой решающей партии, вначале, я вышел вперед – 2:0. Сергею Андрееву удалось повернуть счет в свою пользу - 4:2, но окончательная победа была за мной – 6/8; 6/4; 6/4; 6/8; 6/4.

Несмотря на почетный успех, сейчас, оглядывась в прошлое, считаю, что С.С.Андрееву не надо было быть «играющим» старшим тренером сборной страны. Просто он не всегда, я так думаю, оставался объективным. Так, в Таллинне, на следующий день после поражения от меня, Сергей Сергеевич повел себя не по-джентлеменски. Когда в матче с Андреем Потаниным на выход в полуфинал, я повел 3:0 в пятой решающей партии, Андреев остановил игру и увел Потанина с корта, якобы для оказания медицинской помощи. Потом я узнаю от Андрея, что у врача они не были, а просто Андрей облокотился к батарее и грел спину. А Андреев в это время его поучал, как играть со мной. Их не было более 20 минут. Я и остыл, и запсиховал, стоя на корте, ведь сидений у нас не было. Когда Андрей Потанин («Пот») в сопровождении С.Андреева появился на корте, я пытался бороться за победу, одновременно продолжая в душе, возмущаться неэтичным поведением обоих. Ведь я тоже был членом сборной страны! Жаль!

До вмешательства Андреева было фантастическое состязание между Андреем и мной в плоских ударах справа. Вроде Питер и Тбилиси далеко друг от друга, но и Андрей, и я обладали идентичным плоским ударом справа и по замаху, и по выполнению его, чаще всего, с опорой на правую ногу. Могу сказать, что у Андрея Потанина этот удар был одним из лучших по исполнению в мире. Андрей редко выходил к сетке, но когда он это выполнял, играл слета безошибочно. А так, Андрей Потанин держался игры с задней линии и оттуда гонял противников, пока не забивал мяч, как гвоздь, в пустой угол.

Зрелищный матч между Андреем Потаниным и мной разгорелся на родине бывшего главы страны Л.И. Брежнева в Днепродзержинске годом ранее. Во время отборочной игры к Кубку Дэвиса в пятой решающей партии я, как и в Таллинне, вел 3:0. И не смог дожать Андрея. Оправданием тогда я счел шум на балконе корта, откуда зрители наблюдали, то за нашей игрой, то за игрой мирового чемпионата по хоккею между Швецией и СССР. Я горячился, и пытался после сильного удара справа сразу идти вперед к сетке, пока на балконе была тишина. Но Потанин пресекал мои выходы точной обводкой.

Ничейное соотношение было у меня с замечательным теннисистом из Ростова левшой Виктором Анисимовым. Выделил бы нашу схватку на Спартакиаде народов СССР 1963 года. Упорный, «жилистый», волевой и техничный Виктор тогда победил меня после пяти часов игры. Не забуду, как мой брат на чемпионате Союза в 1960 году в Киеве, поспорив с Анисимовым из–за одного очка в шутку произнес: «Я тебе сейчас, Витя, нос откушу...». А Виктор подумал, что это всерьез, но судья его успокоил.

В своей карьере, я ни разу не проигрывал Святославу Мирзе, Эрику Кедарсу, Анатолию Чугунову и Янису Юшке, а также чемпионам Союза: Рудольфу Сивохину, Владимиру Короткову и Михаилу Мозеру. Правда, последний на чемпионате Союза 1962 года поставил мне технический отказ за опоздание на встречу. Шел дождь. Кому-то сообщили, что переносятся игры с Межапарка в центр Риги, а кому-то, как мне, нет. Благодаря Тию Киви-Пармас я узнал, что Мозер меня ждет и помчался. Михаил Мозер увидев меня, согласился играть. Но перед этим направил меня в главную судейскую комнату. А сам в это время сбежал через черный ход.

Посколько, это был единственный в истории чемпионат с предварительными играми в подгруппах, в последний день разыгралась интрига. На корте «Динамо», играя против В.Крытова, я выигрывал два сета и вел 3:0. Обступившие площадку теннисисты, особенно Сергей Андреев и Николай Озеров, советовали мне проиграть встречу, чтобы «наказать» Мозера. В финал попадали бы Я.Симсон и Б. Боровский. Впервые в жизни, я начал играть в поддавки. В.Крытов поняв в чем дело, старался тоже проиграть. Я преуспел и «умудрился» проиграть третий и четвертый сеты, и теперь уже я проигрывал 0:3 в пятой решающей партии.

Мозер нервно наблюдал за игрой. И тут, одна из сильнейших теннисисток Союза Евгения Бантле (в девичестве Ларина), сидевшая в первом ряду, на каждом переходе просила меня не портить свой имидж и выиграть. И это, мол, будет лучшим уроком Мозеру. Долго колебавшись, я все же выиграл эту встречу. Так Михаил Мозер прошел в финальную часть турнира и завоевал затем серебро.

Через неделю мы встретились в командной встрече между Украиной и Грузией на первенстве ЦС»Динамо» в Тбилиси. По ходу игры, в первом сете я рву тапки, а затем и струну на ракетке. Отказавшись от помощи, я хотел доказать, что сильнее Мозера и с порваной струной и бегая лишь в носках. В результате, проявив волю к победе, я одержал победу над Михаилом в трех партиях – 7/5; 6/4; 6/4. А ведь Мозер был неоднократным чемпионом Союза во всех разрядах. Миша играл зрелищно, распасовывая мячи по углам. Но мне с ним было удобно играть, особенно активным ударом справа принимать его подачи и опережать Мозера у сетки. К тому же, в решающие моменты Михаил сам ошибался при ударе справа. А при выполнении им обводки слева мяч не только доставался слета разножкой, но и забивался мной. К сожалению, Михаил Мозер рано ушел из жизни…

В том же динамовском чемпионате в Тбилиси, на следующий день, состоялась незабываемая игра против Вячеслава Егорова. В тот день Слава бесподобно играл слева. Проигрывая ему по сетам 1:2, 0:5 по геймам в четвёртой партии и 0:40 на подаче Егорова, я впервые в жизни просто исключил левый угол Егорова. Тактика игры лишь в правый угол без выходов к сетке, только ударом справа, принесла мне успех 7/5; 4/6; 5/7; 7/5 и с 1:3 – 6/4.

Такие же упорные игры между нами были два года подряд в Северодонецке. Но я преграждал ему путь, то в полуфинале, то, особенно, на выход в финал зимнего чемпионата страны. Тогда в 1962 году Слава Егоров обыграл в первом круге Александра Иванова, а затем Александра Метревели и Рудольфа Сивохина. Мне же на пути удалось победить сочинца Владимира Васильева, москвича, финалиста чемпионата СССР 1961 года Святослава Мирзу и бакинца, чемпиона страны в парных разрядах Сергея Лихачева (первых двух уже нет в живых). Со мной, Вячеслав повел по партиям 2:1. В перерыве, не зная, что делать от надвигающейся усталости и реальности проигрыша, я принял холодный душ. И это меня так взбодрило, что я бросился в атаку. Так в упорной борьбе мне удалось победить В.Егорова со счетом: 3/6; 9/7; 1/6; 6/3; 6/2. Слава, как и я, играл за каждый мяч. И был очень упорным в достижении цели – выигрыша очка, гейма, сета и матча. Это был отличный игрок и друг. Как, впрочем, и его брат. Недаром, через несколько лет Вячеслав Егоров стал победителем чемпионата Союза и выступал на Уимблдоне.

Возвращаясь к Северодонецку, хотел бы отметить, что именно там были сыграны мной лучшие матчи в моей карьере. И впервые, после бывшего тбилисца, многократного чемпиона Союза, змс Эдуарда Негребецкого, я был, сперва в полуфинале, а в следующем году в финале. Не забуду хвалебную местную прессу и зрителей. И телеграмму от тренеров после выхода в финал 1962 года: «Поздравляем – боевыми победами большой волей своей и неугасимой любовью к теннису добьешься всего Целуем = Вермишева Хангулян».

То, что творилось во время полуфинала между мной и Томасом Лейусом, оба вспоминали даже несколько лет назад на юбилее Томаса. Тогда, в Северодонецке, он одержал победу после пятичасовой «битвы» – 8/6; 5/7; 6/2; 11/9. В первой и в четвертой партии я имел по несколько сетболов. Но Лейус в решающие моменты, и со мной, и с Андреем Потаниным в финале, применял одинаковую тактику. Учитывая низкий овал потолка корта, Томас выполнял крученую свечу под левую руку и бежал к сетке. Мяч с отскока либо ударялся прямо в потолок, либо, с трудом отбиваемые мной свечи, Томас Лейус гасил ударом слета. Но тогда, в 1961 году, всю встречу болельщики неистово подбадривали меня, топая ногами, аплодировали, когда я выигрывал очки, скандировали мое имя. Подобное я не видел ни в одном турнире, ни в жизни, ни по телевизору. Газета «Советский Спорт» описывая эту лучшую мою встречу в карьере, озаглавит статью: «Аплодисменты достаются и побежденному».

Томасу Лейусу я проиграл в зимнем зале «Строитель» в Северодонецке в общей сложности трижды. Правда, вместе с ним, Г.Бакшеевой, А.Метревели и А.Сорокиной был два года подряд награжден специальным призом за смелую, техничную и темпераментную игру. И еще раз Лейус – «бухгалтер», как мы его звали, перехитрил меня в финале зонального первенства Советского Союза в Тарту, в 1964 году. Каждый раз, когда в партиях я выходил вперед, Томас Лейус останавливал встречу, брал швабру и начинал чистить линии и у себя, и у меня...

С еще одним чемпионом Советского Союза ростовчанином, переехавшим в Киев, Рудольфом Сивохиным я встретился в одиночном разряде дважды: в Днепродзержинске на отборочном тупнире к Кубку Дэвиса и в Тбилиси за 3-е место ЦС»Динамо». И оба раза успех был на моей стороне. Эти победы были для меня почетны. Глядя на Рудика со стороны, мне казалось, что я его не обыграю. При первой возможности Р.Сивохин шел вперед. Особенно эффектно это выглядело после его подачи. Стиль Сивохина подходил прямо, как для Уимблдона. Рудольф чисто играл слета и безошибочно пробивал смэш. Его я обыгрывал той же тактикой.

В спорте не бывает без курьезов. Так, у себя я отметил три курьеза, которые выделялись. В Тарту, в полуфинале зонального первенства Союза, я встретился со своим другом и соперником эстонцем Петером Лампом. Много было между нами встреч, и всегда они завершались в пятой решающей партии. Так, на выход в четвертьфинал чемпионата СССР в Харькове, в 1965 году, ведя 3:0 в решающей партии, меня схватила судорога ног. По правилам тех лет надо было продолжать игру или отказыватья от продолжения встречи. Не в состоянии пошевелиться к укороченным ударам Петера, я проиграл. Но годом раньше наша игра в Тарту осталась на всю жизнь в памяти тем, что я сыграл с Лампом шесть сетов! Вначале Петер в пятой решающей партии был впереди 5:2. Я догнал в счете. Он снова вышел вперед – 6:5 и 40:15 на своей подаче. Но тут в наступившей темноте, пользуясь правилами, я настоял на переносе встречи. Петер был перед выбором: продолжить встречу с матчбола или начать пятый сет заново. Петя, подумав, не решился продолжить встречу с матчбола. В 6-й партии почти все повторилось. Ламп снова впереди 4:2, я возвращался в игру - 4:4. Партию и встречу в итоге выиграл я со счетом 6/4.

Невероятное произошло со мной в том же 1964 году на чемпионате СССР в Ленинграде. Во время парада у меня из раздевалки украли несколько цветных маек с венчиком Перри. Сразу после этого инцидента я легко проиграл в 1-м круге Александру Иванову и потерял всякий интерес к турниру. Впрочем, надо отдать должное моему визави. Александр в тот день играл безошибочно и поразил меня крученым ударом слева а ля бывший чемпион Уимблдона Тони Траберт. В борьбе за выход за 33-34 м.м. я сошелся с питерцем А. Антипиным. Не желая играть, и борясь с самим собой я, тем не менее, проигрывал 0/6; 0/6; 0:5 и 0:40. Тройной матчбол! Вдруг я заметил, как к нашему отдаленному корту с центральной трибуны поспешила толпа, а среди них – Николай Озеров, Сергей Андреев и Эдуард Негребецкий. Это меня насторожило, раздразнило ожидание мэтрами моего поражения, и вынудило заиграть в полную силу. Правда, как саперу, без права на ошибку. Увидя, что я сумел отыграть гейм за геймом две партии 7/5; 6/0, все разошлись. В решающей партии А. Антипин снова впереди 5:0. И снова возле корта собрались те же лица. Тогда я понял, что здесь явно что-то не так. Я снова взял себя в руки и выиграл 8/6 и тем огорчил всех любопытных и Антипина, который в случае победы мог стать, оказывается, мастером спорта.

Эта победа вынудила меня собраться и показать свой лучший теннис на следующий день против победителя юниорского Уимблдона того года Владимира Короткова. Я не оставил ему шанса в концовке каждой партии, хотя Сергей Сергеевич Андреев и подсказывал ему по ходу нашей встречи. В конце концов, Володя Коротков в 1977 году станет чемпионом Советского Союза.

А еще был случай. В год моего переезда из Тбилиси в Ленинград, на зимнем чемпионате СССР в Киеве, в утешительном разряде я проигрывал победителю и призеру ЦС «Буревестник», «Труд», «Искра» и «Спартак» Борису Боровскому, нынешнему теннисному телекомментатору Евроспорта, сет и 0:5. В этот момент, сидящая на трибуне известная украинская теннисистка Маргарита Рыжикова попросила меня выиграть встречу: «Нугзарчик, ты же такой красивый и сильный, зачем тебе проигрывать? Выиграй, а взамен я подарю тебе плитку шоколада». Конечно, я не был художником Пиросмани, который подарил француженке Маргарите миллион алых роз. Я всего лишь решил посвятить игру прекрасной теннисистке, напарнице Валерии Кузьменко-Титовой, хохотушке, вечно улыбчивой киевлянке Маргарите. Примерно, как в грузинском короткометражном фильме, где парень установил рекорд Гинесса, только когда девушка посмотрела ему в глаза, придав ему силу супермена. И мне для победы пришлось порой забегать, даже на второй корт. В результате я отыграл все геймы и выиграл как встречу, так и спор. Но шоколадку, конечно же, не взял, а М.Рыжикову поблагодарил за поддержку.

Актуальны в свете пересказанного высказывание призера Уимблдона, телекомментатора НТВ+ Анны Дмитриевой: «...Нугзар ни в коей мере не походил на традиционного «победителя» из Тбилиси, который безудержно вкушает плоды первого же признания и быстро сходит, так ничего по-настоящему и не добившись». Приведу отрывок из журнального варианта описания моей игры с Яворски в Куинс Клабе. Анна Дмитриевна написала: «...Яворски хладнокровно укорачивал мяч, Нукзар кричал: «Взять» – и даже не бегом, а в каких-то несусветных прыжках, выкинув вперед свои неправдоподобно длинные руки, пересекал корт и доставал мяч. Яворски тут же кидал подкрученную свечку, Нукзар опять кричал: «Взять» – и почти у самого фона, но доставал и этот мяч...» (орфография автора сохранена).

Чтобы лучше понять, как я играл, когда-то была составлена мной таблица оценок своей игры на основе высказываний обо мне и своим ощущениям: 1. Удар справа (плоский и плоско-резаные удары) – отлично. 2. Удар слева – посредственно. 3. Подача (плоская и резаная) – хорошо. 4. Подача (крученая) – неудовлетворительно. 5. Удар слета – отлично (особенно в низкой точке справа, играя вдоль сетки). 6. Смэш – хорошо. 7. Прием подачи – очень хорошо, особенно, справа по линии. 8. «Свеча» – посредственно (слишком вертикальная). 9. Обводящий удар: справа – очень хорошо; слева – посредственно. 10. Работа ног – отлично. 11. Собранность, морально-волевые качества – очень хорошо. 12. Тактика – очень хорошо. 13. Реакция – отбивал смэши слета и посылал свечку – отлично. 14. Выполнение обратного кросса справа –отлично. 15. Доставание «мертвых» мячей – отлично.

Представляя сборную Советского Союза в 41 турнире и четыре года защищая честь Ленинграда, я перешел на тренерскую работу…
____________________________
*Нугзар Мдзинаришвили (1943 г.р.) – мастер спорта СССР (1961) и Почётный мастер спорта СССР (1966). Победитель Спартакиады школьников СССР в одиночном и смешанном разряде (с Нелли Новосельцевой) – 1959 г. (Москва). Победитель Первенства графства Кент (Бекнем, Англия) – 1961 год. Победитель Международного юношеского турнира в Ленинграде (1961) в одиночном и смешанном разряде (с Галиной Бакшеевой). Участник 1/8 финала турнира в Queen's Club (уступил Роду Лейверу). Финалист взрослого Зимнего первенства СССР (Северодонецк) – 1962 год. Призёр Московского международного зимнего турнира (1965). Абсолютный чемпион Грузии (1964). Победитель Зимнего первенства Ленинграда (1970).

С 1954 года по 1971-й Нугзар Мдзинаришвили был победителем, финалистом или призёром 164-х турниров из 215-ти, 20-ти турниров среди ветеранов. Участник двух Уимблдонов. Член сборной команды Советского Союза с 1958-го по 1967-й год.

Нугзар Мдзинаришвили – выпускник филфака Ленинградского государственного университета. С 1971-го по 1978-й работал тренером по теннису детско-юношеской спортивной школы Дворца пионеров в Ленинграде.

В настоящее время живет в г. Рига (Латвия).




P.S. НАПОМИНАЕМ!!! Комментировать наши публикации теперь можно через «Контакты». Ваш комментарий (заполните соответствующую форму) будет размещён под публикацией в «ручном» режиме. Гарантируем, что комментарий не будет подвержен никакой редакции.

Если Вы укажете свой «Nickname» (псевдоним), то, разумеется, комментарий будет опубликован под Вашим псевдонимом. Тайна псевдонима, как известно, охраняется Законом РФ о СМИ (Статья 49) и обязывает нас «сохранять конфиденциальность информации и (или) её источника».

Но в любом случаю помните о существовании Закона РФ «О защите чести, достоинства и деловой репутации». Иными словами, в комментариях, посланных нам, должны быть исключены клевета, оскорбления, угрозы, сплетни, слухи и т.д. и т.п...







Аттилио Рубино в гостях СК "Разлив".  17-07-2017 07:46.
Аттилио Рубино в гостях СК "Разлив" В начале мая 2017 года, был подписан договор, о дружбе и сотрудничестве между городами Сестрорецк (Россия) и Гаэта (Италия). В рамках реализации данно ...  далее >>>
В начале мая состоялся первый выезд Tennis Days в академию Хуана Карлоса Ферреро.  18-05-2017 07:23.
Кристина Тертышникова, Руководитель программы Tennis Days В начале мая состоялся первый выезд Tennis ...  далее >>>
О Международной конференции в Турции и не только.  29-04-2017 06:21.
Артём КИРИЛЛОВ О Международной конференции в Турции и не только C 6-го по 9-е апреля этого года в городе Ан ...  далее >>>
 Будем признательны за все замечания и предложения по работе сайта.
 Разместим рекламу на льготных и взаимно интересных условиях.
 Использование текстов и фотографий сайта tennis-piter.ru только с письменного разрешения
 Адрес для контактов: shorikoff@list.ru
[AD]
© Copyright Рушан Насибулин, Вячеслав Шориков 
Идея и дизайн - Вячеслав Шориков 
Программирование - Андрей Лобанов 
Все права защищены