Клубы Турниры Тренеры Специалисты Организаторы Фотогалерея Контакты Главная  енн сные к  бы    н  ы Иг ок   ене ы   ец    сты О г н   то ы Фотог  е ея    г  вн ю Конт кты  енн сные к  бы    н  ы Иг ок   ене ы   ец    сты О г н   то ы Фотог  е ея    г  вн ю Конт кты Теннисные клубы Турниры Игроки Тренеры Специалисты Организаторы Фотогалерея Форум Контакты На главную Теннисные клубы Турниры Игроки Тренеры Специалисты Организаторы Фотогалерея Контакты Форум На главную
 
«Играла за Британию, но она дочь Украины». Узнать о раке после свадьбы и умереть через 5 месяцев
Eurosport
Узнать о раке после свадьбы и умереть через 5 месяцев

Пять лет без Елены Балтачи.

Первый день медового месяца – это всегда что-то удивительное. Парочки срываются в красивые места, гуляют и путешествуют по разным странам и запоминают это время на всю оставшуюся жизнь.

Первый день медового месяца теннисной семьи обычно заканчивается фразой «Давай хоть немного побудем дома». Игроки, тренеры, массажисты, менеджеры и спарринг-партнеры вечно ночуют в отелях, ненавидят бесконечные перелеты и к концу сезона устают от жизни, похожей на гастрольный тур престарелой рок-группы.

Елена Балтача и ее бывший тренер Нино Северино точно так же хотели домашний и уютный медовый месяц. 8 декабря 2013-го Бэлли, как ее называли в теннисном мире, с мужем провели первый совместный день новой жизни в Лондоне – катались на колесе обозрения London Eye, посидели в классном ресторанчике, заглянули в джазовый клуб. Но все равно закончили вечер совместной тренировкой на корте, потому что Лена не хотела резко терять форму.

Ее мучил жуткий кашель, и так было уже не первый месяц. Нино привычно спросил жену, чем ей помочь, но девушка лишь криво улыбнулась: «Это, наверное, из-за печени, ты же знаешь». Еще в 19 лет теннисистке диагностировали первичный склерозирующий холангит и прописали жесткую диету. «У Алены проблемы со здоровьем такие же, как у меня в свое время, когда печенка не воспринимала антибиотики», – по-простому объяснил отец, известный советский футболист Сергей Балтача.

Северино, конечно, волновался за жену – он старше ее на 19 лет и знает цену здоровью. Лена закончила карьеру, потому что хотела пожить для себя и вне тенниса. Она была первой ракеткой Великобритании и играла на домашней Олимпиаде, но больших успехов никогда не было – максимум третьи круги на турнирах «Большого шлема», и те остались где-то десятилетие назад. В 30 стремиться уже не к чему, цепляться за титулы на ITF-ивентах глупо, лучше заняться собственным организмом и тренировать детей, чтобы они стали круче тебя.

У Балтачи еще до свадьбы была высокая температура, они с Нино ходили по врачам, но ее симптомы не указывали на проблемы с печенью, а анализы приходили чистыми. В январе страшно закололо в боку, и тогда доктора нашли, в чем дело. Отправили к онкологу, просили пожить для себя и ни на что не надеяться.

«Когда Бэлли поставили диагноз «рак печени», она была шокирована и выглядела очень потерянной, – проглатывает комок в горле Северино. – Я был в какой-то прострации. Это очень и очень тяжело, поверьте. Тысячи людей переживают ужаснейшие вещи, но ей было всего 30, она только закончила карьеру и планировала так много хорошего. А мы оказались в этой борьбе».

Оказаться один на один – а это все равно не микст и не парный матч – можно по-разному. Некоторые исполняют мечты всей жизни, некоторые закрываются в себе и думают, за что их наказывает судьба, некоторые срываются за несправедливость на окружающих и близких.

Лена же вела войну с онкологией и оставалась самой собой, какой ее знают подруги по WTA-туру. «Она ни разу за все испытание не жаловалась ни на что, – вспомнил этот трудный период Нино Северино. – Без конца говорила «Пожалуйста» и «Спасибо» каждому, ко всем относилась с уважением. И всегда ставила мои чувства превыше своих, не хотела, чтобы я расстраивался».

Балтача была большим оптимистом, и это очень ценилось в теннисе. Неважно, кто стоял по ту сторону сетки – в лениной голове всегда было четкое убеждение, что шансы есть. На турнире в Мемфисе в четвертьфинале-2010 Бэлли попалась первая сеяная Мария Шарапова. «Она не знала, что я говорю по-русски, – с улыбкой через год рассказывала Елена. – Так что после какого-то ралли крикнула «Давай», и она, наверное, такая: «Ага, ладно». В следующем розыгрыше Шарапова пробила невероятный драйв-воллей – и все, ее понесло, полились русские ругательства. Маше не нравилось, и я знала, что ей не нравится. Рукопожатие после матча, конечно, выглядело комично», – веселилась Лена.

Трагедия была в том, что онкология не отступала. Рак печени – один из самых сложных видов болезни, лишь один из пяти остается в живых через год после появления опухоли. Пять лет протягивает лишь каждый 20-й, остальных 19 заболевших давно оплакивают родственники.

Врачи связали заболевание теннисистки с аварией на Чернобыльской АЭС. «Воздействие радиации увеличивает риск возникновения злокачественных новообразований», – заявил профессор Кароль Сикора. «У детей, выросших после чернобыльской катастрофы, более высокий риск развития рака и аутоимунных заболеваний», – подтвердила глава благотворительной организации Chernobyl Children’s Lifeline Гэйл Макдональд.

Эксперты утверждают, что из-за аварии на АЭС в 1986-м на Украине, в России, Белоруссии и соседних республиках более 10 тысяч человек заболели раком исключительно от последствий радиации. Семья Балтачи уехала из СССР в Великобританию в 1989-м – через три года после выброса опасных веществ.

В первые дни после диагноза Алена запрещала Нино говорить кому бы то ни было о ее болезни и очень переживала о своем состоянии. «Иногда мне не нужно было смотреть на нее утром, но я все понимал о ее организме по тому, как она шла в ванную по утрам», – уверял Северино. Они поженились в декабре 2013-го, а 4 мая 2014-го Елена Балтача умерла в собственном доме. Рак дал ей всего пять месяцев счастливой замужней жизни.

Ее гроб на похоронах накрыли жовто-блакитным флагом – на этом настояли родители и старший брат. «Она на Украине родилась, она дочь этой земли», – горько произнес Сергей Балтача. Ее друзья и родственники пришли в ярких цветах – этого хотела сама Лена, не любившая все черное. Также распорядители на похоронах просили не приносить цветы к могиле, а вместо этого перевести деньги на кампанию Rally For Bally. Все средства поровну поделили между Королевским благотворительным фондом и теннисной академией Елены Балтачи, созданной для занятий малоимущих детей.

За день до похорон Алены на кортах ее школы мастер-класс дали известные люди индустрии – первая ракетка Британии Лора Робсон, капитан сборной в Кубке Федерации Леон Смит, бывший партнер Лены в парном разряде Энн Кеатавонг, глава женской теннисной ассоциации Англии Йен Бейтс и экс-капитан Джуди Маррей. Более 70 детишек в возрасте от 5 до 13 лет стучали ракеткой по мячу и впитывали знания, потому что так хотела Балтача.

Спустя пять лет после смерти Бэлли через ее фонд прошло более 10 тысяч детей из сложных семей, у которых нет возможности отдать сыновей и дочерей в теннис. Джуди Маррей и Кеатовонг до сих пор проводят мастер-классы, и благодаря им у академии подрастают бриллиантики. Например, 14-летняя Джастис Холл попала в сборную своего возраста и уже получает полноценную стипендию в престижной Culford School.

«Конечно, красиво звучит, что академия Балтачи даст теннису кого-то, кто пойдет по лениным стопам и, например, выиграет в ее честь Уимблдон, – качает головой Северино. – Но, если честно, Бэлли никогда так не думала, это небольшое клише. Для нее было важно помогать детям через игру и давать им возможность заниматься фантастическим спортом, в который они иначе не могли бы попасть».

Нино Северино очень тяжело без жены. Он лишь год назад оправился от непростого внутреннего состояния (он намеренно избегает слова «депрессия») и признает, что потерял родственную душу. 54-летний мужчина съехал из их общего дома, потому что воспоминания были слишком тяжелы, но хранит все ленины вещи в отдельной комнате и развешивает в новой квартире ее фотографии.

На все тренировки в академии Балтачи Нино берет с собой ее старую ракетку, но не отбивает мячи, а лишь показывает удары. Северино сказал, что в ракетке находит утешение, а еще что она напоминает о жене. Но еще больше мужчина делает для того, чтобы Елену Балтачу не забывали в Британии. У них не было детей, но каждый ребенок из академии назовет Бэлли родной мамой, даже если никогда не видел ее лично. Потому что больше Балтачи для них не сделал никто.

Данил Тармасинов

Использована информация с: www.eurosport.ru

248-я ракетка мира не доиграла матч – соперница специально ударила ей мячом в глаз Леони Кунг изобрела оригинальный способ выиграть теннисный матч. 22-летняя теннисистка из Франции Армони ...  далее >>>
Евгений Кафельников: Вы же кайфовали, когда Шарапова несла флаг на Олимпиаде? Экс-первая ракетка мира, россиянин Евгений Кафельников, прокомментировал реакцию болельщиков на поступок Марии ...  далее >>>
Зверев – отцу: «Заткнись уже, ****** [жеваный] в рот, ***** [зачем] мне это слышать, *** [блин]?» Милое новогоднее семейное общение. Теннисист сборной Германии Александр Зверев разозлился ...  далее >>>
 Будем признательны за все замечания и предложения по работе сайта.
 Разместим рекламу на льготных и взаимно интересных условиях.
 Использование текстов и фотографий сайта tennis-piter.ru только с письменного разрешения
 Адрес для контактов: shorikoff@list.ru
© Copyright Рушан Насибулин, Вячеслав Шориков 
Идея и дизайн - Вячеслав Шориков 
Программирование - Андрей Лобанов 
Все права защищены